logo

Новая система сохранения

исторической среды

 

(Приложение к Русской Архитектурной Стратегии)

 

 Вступление

 

Думаю, все согласятся с тем, что на нашей планете полным ходом идет глобализация, т.е. переход от аутентичных обществ к обществу единому, глобальному. Мы все пользуемся Интернетом, смотрим голливудское кино и по тем или иным причинам ходим в Макдоналдс. Процесс глобализации безусловен, и в отдаленной перспективе остановка или поворот его крайне маловероятны. При этом в самой глобализации нет ничего негативного; скорее это явление хорошее - объединяющее  нас и делающее мир удобным. Но есть одно "но".

Глобальное общество предполагает существование единых стандартов, касающихся, в том числе, и архитектурной среды. Уже сейчас здание, построенное в Шанхае, не имеет стилевых отличий от здания, построенного в Роттердаме. Хотя 600 лет назад этого не могло быть в принципе.

Разные регионы планеты, разные страны, разные народы, и при этом - близкие формы архитектуры. С каждым днем архитектура во всех уголках Земли будет все ближе подходить к некоему общему знаменателю, и индивидуальные национальные черты архитектурной среды, скорее всего, исчезнут.

До нашего времени дошли некоторые образцы оригинальной архитектуры, построенные до начала эпохи глобализации. Иногда это даже целые кластеры -  большие совокупности объектов, выполненных в характерных только для данного региона и периода стилях. Но все эти хранители истории постепенно замещаются возможно и недорогими, но обезличенными, одинаковыми для всех стран мира глобализированными формами.

 

Нельзя сказать, что отсутствует какая-либо система сохранения памятников доглобального общества. Такая система есть, суть ее заключается в следующем. Представителями местного сообщества выделяется объект, обладающий выдающимися историческими (дом, в котором Пушкин читал "Бориса Годунова") или стилевыми (храм Троицы Живоначальной в Останкине) особенностями. Такой объект защищен от сноса. Также в непосредственной близости от такого объекта иногда располагается зона охраны, в которой регламентируется высотность новых зданий. При этом рядовая застройка, которая окружает предмет охраны и не обладает какими-либо выдающимися качествами, однако при этом является основой исторической среды, просто обречена на замещение современными зданиями.

Процесс выявления и оформления каждого отдельного памятника архитектуры во-первых, чрезвычайно долог, а во-вторых, очень зависит от человеческого фактора. Очень низкая фактическая скорость оформления нужного статуса позволяет без особенных препятствий возводить на месте памятников прошлого новые формы.

"Черная книга" Архнадзора, посвященная утратам старой архитектуры, доказывает это. Обратите внимание, что многие зафиксированные там снесенные памятники никакого охранного статуса не имели, несмотря на свою визуальную доступность. Функционирующая система защиты не добралась до них, пока не стало слишком поздно. И похожие процессы происходят во всех странах мира, независимо от расположения на карте.

 


 

Устаревшая система сохранения исторической среды на планете неэффективна, т.к. она занимается не сохранением среды, а сохранением только отдельных ее частей. В ходе функционирования принятой системы мы в конечном итоге потеряем оригинальную, создававшуся веками среду, оставив лишь самые яркие памятники далекой эпохи, которые в окружении интернациональной архитектуры будут выглядеть инородными телами. Это горькая правда о нашем возможном  будущем.



Несостоятельность старой системы сохранения исторической среды на примере Москвы: 1 - Красноказарменная ул., 14а, стр.20 - здание 1914 г. постройки снесено ввиду поздней подачи документов на получение охранного статуса; 2  - Большая Дмитровка, 9, стр. 2, 3, 4, 5, 6, 8 - здания 1903 г. постройки снесены ввиду поздней подачи документов на получение охранного статуса; 3 - Саввинская наб., д.13 - здание ХIX в. постройки снесено, охранным статусом не обладало; 4 - 1-я Тверская-Ямская ул, д.22 - здание 1905 г. постройки снесено, охранным статусом не обладало



Но не все так плохо. У нас есть еще один вариант. Мы рассмотрим его сразу же после схемы работы устаревшей к настоящему моменту системы.

 

 

 Старая система: схема работы

 

Рассмотрим схему развития условного поселения, начиная с появления самых первых зданий. На картинке ниже изображен 1 этап: момент основания населенного пункта.

 

 

 

2 этап. Строительство новых сооружений занимает имеющиеся свободные земли, расположенные близко к центру поселения.  Уже существующие архитектурные объекты сохранены, т.к. на этом этапе нет недостатка в земельных участках и нет разрушающих факторов, способных уничтожить старую застройку.

 

 

 

3 этап. На следующем этапе уже начинают проявляться разрушающие факторы, затрагивающие существующую застройку. Это могут быть пожары, наводнения, войны, критический износ несущих конструкций, изменения в стилевых или функциональных приоритетах жителей. Новые здания возводятся на месте разрушенных, или рядом с ними.

 


 

4 этап. Процессы разрушения старого и создания нового продолжаются. Системы, регулирующей сохранение исторической застройки, нет. Застройка предыдущих периодов сохраняется случайно: либо в виде руин, либо в относительно целом виде, но приспособленной под актуальные нужды.

 

 

 

5 этап. На этом этапе у общества появляется осознание важности сохранения архитектурных памятников, обладающих выдающимися историческими и стилевыми характеристиками. При этом историческая застройка, ценная, но не настолько, чтобы охраняться, продолжает уничтожаться. Введение законов, охраняющих памятники архитектуры, можно отнести к концу XVIII-XX вв. в зависимости от локальной привязки населенного пункта.

 

 

 

6 этап. Хаотические тенденции в сфере сохранения архитектурной среды продолжаются - не подвержены сносу только очень ценные объекты либо объекты, сохраненные случайно. При этом поселение получает возможность для дополнительного расширения благодаря развитию транспорта. 

 

 

 

7 этап. Следующий этап: начало строительства зданий в интернациональных стилях. Новая архитектура несамобытна, при этом старая, обладающая чертами, присущими только этой местности, продолжает исчезать, несмотря на некоторое увеличение количества охраняемых объектов. Благодаря развитию инженерии и появлению новых высокотехнологичных материалов, масштаб новых объемов несоизмерим с масштабом старых. Историческая архитектура теряет свое эстетическое влияние на поселение.

 

 

 

8 этап. Момент максимальной утраты самобытной исторической среды. Выдающиеся памятники сохранены, но полностью исчезла среда, в которой они формировались. В окружении  больших современных объемов они выглядят инородными телами, нарушая цельность архитектурной среды будущего.

 

 

 

Новая система: описание

 

Итак, мы определили главный недостаток сложившейся системы сохранения памятников истории. Принципиальная ошибочность существующей системы заключена в защите не исторической среды в целом, а в защите только отдельных ее объектов. К счастью, ошибка очень проста. И ее можно сравнительно легко исправить.

Система сохранения исторической среды по частям не работает. Работать будет только Система сохранения исторической среды в целом.

В городе могут быть десятки тысяч памятников. Вместо того, чтобы защищать десятки тысяч объектов, можно защищать только один - историческую зону.

В каждом более или менее старом поселении существует исторический центр. Границы этого исторического центра, как правило, определяются на момент начала застройки населенного пункта интернациональной архитектурой.  Для большинства стран - это XX век, тот или иной его период. Точные пространственно-временные границы перехода, конечно, могут варьироваться в зависимости от привязки к конкретному месту, но они достаточно однозначно могут быть установлены (в том числе и для постсоветских стран, что будет рассмотрено далее).

После установления границы исторической зоны следует мониторинг существующих внутри нее строений. Все строения, возведенные после определенной временной границы, подлежат демонтажу и замещению зданиями, существовавшими на их месте ранее. Т.е. происходит регенерация исторической среды - мы фиксируем то, что досталось нам по наследству и  исправляем свои ошибки для передачи будущим поколениям.

Кварталы, непосредственно прилегающие к границам исторической зоны, подлежат высотному регулированию, чтобы обеспечить просматриваемость силуэта старой части поселения. Отдаленные от исторической зоны кварталы регламентированию, связанному с охраной исторической зоны, не подлежат.

Принципиально важно - первоначальное определение границы исторической зоны происходит на основе имеющихся карт местности на выбранный период. Без точной научной работы - нам нужно сохранить здесь и сейчас. Последующее изучение и уточнения от специалистов, конечно, необходимы. Но на начальном этапе слишком углубленные исследования, долгие согласования и дискуссии во-первых, позволят случиться в условиях неопределенности утрате множества элементов исторической среды, а во-вторых - за упущенное из-за научной работы время будут возведены крупные объекты, демонтаж которых будет сильно затруднен по экономическим причинам.

 

 

 

В качестве примера можно привести возведение 25-этажного дома на месте одноэтажной усадьбы - демонтаж и расселение подобного объекта будут очень дорогими и существенно затянут сроки регенерации.  

Обратите, пожалуйста, внимание на цельность и эффективность предлагаемой Системы. В ней нет "лоскутного" подхода, когда энергия и время градозащитников уходят на создание статуса для одного объекта при параллельной потере десятка других. В ней также нет личностного подхода, когда выдающиеся качества здания могут ставиться теми или иными специалистами под сомнение. Новая Система полагает, что все объекты, созданные доглобальной общественной формацией, ценны, также как ценны для археологов все их находки. Артефакт достоен сохранения уже только из-за своих возрастных параметров, вне зависимости от чьих-либо субъективных оценок.

Новая Система ликвидирует возможность двойных трактований, она предельно логична и проста. Есть пространственная граница исторической зоны, опеределяемая архивными документами, есть временнАя. Каждое отдельно взятое здание либо находится в исторической зоне, либо нет. Оно построено либо до даты, определяющей временную границу, либо нет. Из этих свойств выходят и единственно возможные решения в отношении рассматриваемого здания - оно может быть снесено и заменено воссозданным, раннее существавшим на этом месте, может быть отресставрированно, может быть оставлено в текущем состоянии.

Фактор полной определенности Системы четко указывает застройщику, возможно ли возведение нового объекта. Если это историческая зона, то возможна только реставрация или воссоздание. Если это зона, непосредственно прилегающая к исторической, - новое строительство возможно, но с соблюдением высотного регламента. Если участок застройки не принадлежит ни к исторической зоне, ни к зоне ее влияния, то допустимо строительство любого объекта, соответствующего актуальным нормам и правилам, не связанным с Системой.

При этом  предполагается отказ от существующего сейчас во многих странах разделения на памятники государственного и регионального значений, т.к. такое разделение показывает девелоперу приоритет важности для государства сохранения той или иной постройки. Региональный статус охраны резко увеличивает вероятность демонтажа объекта, следовательно, требует замены на единый государственный.

В общих чертах конструкция Новой Системы изложена. Далее представлена схема ее работы.

 

 

Новая Система: схема работы

 

1 этап. Актуальный вид.

 

 

 

2 этап. Определение пространственно-временной границы исторической зоны и границы зоны высотного регулирования.

 

 

 

 

3 этап. Снос новых зданий, находящихся в зоне исторической застройки

 

 

 

4 этап. Уменьшение высоты зданий, находящихся в зоне высотного регулирования

 

 

 

5 этап. Регенерация: воссоздание всех зданий, существовавших в границах исторической зоны

 

 

 

 

 

 

Новая Система: адаптация к постсоветскому пространству

 

Советский Союз территориально  в общих чертах повторял предыдущее долговременное государственное образование - Российскую Империю, что в целом позволяет говорить о постсоветских странах как о едином культурном пространстве. В том числе и архитектурном.

Конечно, региональные особенности разных регионов постсоветского пространства различны, но различны они в основном до начала периода централизованного управления стилевыми решениями зданий.

Русская история архитектуры XX века характерна весьма удобной для нас четкостью смены парадигм. В 1917 г. произошла Октябрьская революция, приведшая одновременно к кардинальному стилевому изменению и к формированию всей вновь возводимой архитектуры из единого центра. Директивы из Москвы диктовали направление развития и не допускали сильного отклонения от принятого курса вплоть до 1991 г.

С некоторыми оговорками, можно утверждать о том, что советская архитектура развивалась самобытно примерно до 1955 г. В 1955 г. официально был совершен поворот на обезличивание (а значит, интернационализацию, глобализацию) всего вновь проектируемого.

Обратите, пожалуйста, внимание, что переломный момент зафиксирован достаточно четко в официальном документе. Здесь, конечно же, имеется в виду знаменитое постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 4 ноября 1955 г. #1871 "Об устранении излишеств в проектировании и строительстве". Лишение архитектуры "излишеств" перемещало ее в пространство интернациональной модернистской архитектуры. В 1955 г. в интересующем нас направлении искусства на постсоветском пространстве проявляется глобализация, т.е. отход от индивидуального, оригинального развития.

История сложилась для нас удачно в том смысле, что места для дискуссии о начале глобализационных процессов в архитектуре не остается ввиду очевидности даты. Понятно, что такие длительные процессы, как проектирование и строительство, обладают определенной инерцией - архитектура никогда не изменялась мгновенно. Здания в стиле глобального общества начали возникать после выхода программного документа далеко не сразу.   Но этой даты вполне достаточно для первичного определения пространственно-временных границ исторической зоны практически любого постсоветского поселения. Безусловно, требуются определенные научные изыскания для уточнения по каждому отдельно взятому городу или селу, но чтобы сохранить историческую среду и не упустить драгоценного времени, нам нужно опираться именно на эту дату.

 

 

 

Итак, у нас есть пространственно-временная граница для постсоветских поселений - это 1955 г. Но отдельно все-таки хочется обозначить еще одну границу - 1917 г. Почему?

Дело в том, что советская архитектура (главным образом - сталинский ампир) по ряду причин зачастую обладает большим физическим масштабом, чем дореволюционные формы. Дореволюционный город предполагал существование мало- и среднеэтажной застройки и резко выделявшихся на ее фоне высотных доминант в виде храмов. Масштаб сталинского ампира высотные доминанты старого времени часто перекрывает и не позволяет им работать так, как это предполагалось создававшими дореволюционное поселение мастерами.

Поэтому в географических рамках поселения образца 1917 г. становится желательной регенерация по состоянию на 1917,  а не на 1955 г. Но в этих же границах часто сосредоточены весьма ценные, пусть и масштабные, объекты советского наследия - например, здание на Котельнической набережной. Стоит ли уничтожать его ради восстановления исторической среды, существовавшей накануне революции?

Согласен, это единственное слабое место Новой Системы, т.к. оно требует дискуссии, что означает зависимость от пресловутого человеческого фактора. А там, где есть подобное, резко возрастает вероятность отсутствия положительных изменений...

Тем не менее, мы определили пространственно-временную границу исторической зоны для возможности ее регенерации. Это поселение в границах 1955 г. Также есть вторая, внутренняя линия - поселение в границах 1917 г. Внутри второй линии при наличии застройки 1917-1955 гг. на месте дореволюционной, существует возможность обсуждения направления процедуры регенерации. Вся застройка периода с 1955 г. по настоящее время демонтируется и заменяется ранее существовавшими воссоздаными зданиями.

Далее представлена схема работы Новой Системы, адаптированная к постсоветскому пространству.

 

 

Новая Система: схема работы в постсоветском пространстве

 

1 этап. Актуальный вид.

 

 

 

2 этап. Определение пространственно-временной границы исторической зоны и границы зоны высотного регулирования. Для постсоветского пространства выбираются 2 границы - по состоянию на 1917 г. и 1955 г. Зона высотного регулирования определяется в зависимости от ситуации, но не менее 2 кварталов от исторической зоны.

 

 

 

3 этап. Снос новых зданий, находящихся в зоне исторической застройки

 

 

 

4 этап. Уменьшение высоты зданий, находящихся в зоне высотного регулирования

 

 

 

5 этап. Регенерация: воссоздание всех зданий, существовавших в 1917 и 1955 г. в соответствующих районах поселения.

 

 

 

 

 

Заключение

 

Мы живем в период перехода от самобытных обществ к обществу единому, глобальному. В принципе, этот переход еще не оформлен в степени, достаточной для полной потери национальной индивидуальности архитектуры. Но нужно понимать - уже сейчас практически все новые здания возводятся по одним и тем же международным стилевым принципам. Существуют отличия, но они по большей части нюансны и имеют тенденцию к исчезновению благодаря развитию общего информационного пространства.

Тренд на отход от самобытности пока не переломлен и в отдаленной перспективе его перелом не просматривается. В этих условиях важно понимание необходимости коренного изменения системы сохранения и регенерации исторической среды,  Существующая система за десятилетия своего существования показала полную неэффективность. Неэффективность вызвана прежде всего тем, что историческая среда сохраняется не как целый объект, а как совокупность разрозненных частей исторической среды, что в будущем приведет к катастрофическим последствиям - мы практически полностью лишимся своей материальной истории.

Важно понять основной принцип Новой системы сохранения исторической среды: в рамках населенного пункта гораздо проще защищать не десятки тысяч объектов, а только один - зону исторической застройки.

Даже в случае отсутствия бюджетных средств на регенерацию исторической среды, Новая Система, в отличие от Старой, четко определяет границы защиты без каких-либо ощутимых капиталовложений. Стоит подумать также о времени. Принятие Новой Системы не требует каких-либо больших временных затрат. Она нацелена на немедленное и максимально эффективное решение задачи, что позволяется благодаря отсутствию возможности для двойных трактовок, пассивности и затягиванию процесса, присущих Старой Системе.



Еще немного, и, если ничего не предпринимать и оставить все как есть, будет слишком поздно. Время идет.